Грегори Бейтсон

ecology_of_mind


Практика экологии разума


Previous Entry Share Next Entry
Логика "человека экономического" и системная парадигма
al_ven wrote in ecology_of_mind
Системная парадигма предполагает понимание социума как целого, как сложноорганизованной системы, в которой все элементы взаимодействуют друг с другом и зависят друг от друга. Общество можно рассматривать также как кибернетическую систему.

Г. Бейтсон считал, что жизнь зависит сложных петель взаимообусловливания («мир, в котором мы живем, - это мир петлевых структур»), в то время как человеческое сознание, в силу своих особенностей, видит только дуги таких петель. Ограниченность (длина) этих дуг определяется нашим «рациональным» целеполаганием.

Сознание, действующее по принципу ad hoc («специально для»; меры, служащие для решения неотложных проблем, без учета более широких обстоятельств) и стремящееся рассекать целое на отдельные и якобы изолированные части ради решения каких-либо узких задач, неизбежно будет разрушать жизнь и вовлекать человека в разные виды глупости. В медицина, особенно современной, можно найти много примеров бесперспективности попыток вылечить какой-либо отдельный симптом или болезнь, исследуя лишь короткий каузальный ряд, на который осуществлялось медикаментозное воздействие. Сейчас становится все более очевидным то, что очень многие заболевания имеют системный аспект.

Важно также понимать, что сознательность всегда частично и выборочна. Содержание сознания сравнимо с надводной частью айсберга. Причем, если говорить о сфере бессознательного, то она содержит не только нечто болезненное и вытесненное (что изучает психоанализ). Многие типы знания просто удобно, хотя бы из соображений экономии, оставить на бессознательном уровне. Наше мышление отчасти автоматическое и самые разные рутинные когнитивные процессы протекают автоматически, интуитивно и неосознанно. Например, социальные психологи описывают схемы (шаблоны сознания) интуитивно руководят нашим восприятием и интерпретацией нашего опыта, стереотипные эмоциональные реакции и пр. Очевидно, что ни для какой системы не существует реального способа обладать тотальной сознательностью. Таким образом, бессознательный уровень психических процессов необходим, но у этого есть обратная сторона – огромная часть наших психических процессов становится малодоступной или даже недоступной. Нам бывает очень непросто исследовать матрицу, из которой возникают сознательные выводы.

Разум, по Грегори Бейтсону, в своей тотальности есть интегрированная сеть. И если содержание сознания являются только выборкой различных частей этой сети, то «тогда представления сознания о целостности собственной картины сети неизбежно являются чудовищным отрицанием интеграции этого целого. Если мы вырезаем сознание, тогда то, что появляется над поверхностью, - это дуги цепей вместо либо полных цепей, либо более полной сети цепей».

Выборочность и частичность сознания должна компенсироваться искусством, философией, сновидениями и т.п.; необходимо стремиться понять сложную природу нашего «закольцованного» мира и системную природу разума. В противном случае узкое рациональное целеполагание легко может становиться патогенным и разрушительным.

«Сознание, не имеющее поддержки, всегда должно тяготеть к ненависти, и не только потому, что уничтожить "того парня" - весьма здравая мысль, но и по более глубоким причинам. Видя только дуги петель, индивидуум постоянно удивляется и неизбежно озлобляется, когда его тупоумные деяния возвращаются к нему как бедствия.
Если вы используете ДДТ для уничтожения насекомых, вы можете настолько преуспеть в уменьшении популяции насекомых, что начнут вымирать насекомоядные. Тогда вам потребуется еще больше ДДТ, чтобы уничтожать тех насекомых, которых больше не съедают птицы. Скорее всего, вы убьете птиц сразу, как только они съедят отравленных насекомых. Если ДДТ убьет и собак, то вам потребуется больше полиции для сдерживания грабителей. Грабители станут хитрее и начнут лучше вооружаться... И так далее» (Грегори Бейтсон).


Но насколько часто системное мышление присутствует в реальности, в различных сферах нашей жизни – от семейных и межличностных отношений, до экономики и политики?

Мышление по принципу ad hoc (антисистемное мышление) игнорирует сложную структуру системы и закономерности ее функционирования. И социально-экономическая сфера, к сожалению, содержит катастрофически много подобных примеров.
Абсурдность асистемной логики легче всего показать на крайних, даже анекдотичных примерах:
"Как помочь малоимущим? Давайте введём налог на бедность. Быть бедным станет невыгодно, и все быстро разбогатеют!".
При асистемном мышлении общество не воспринимается как целое. Общества разделяется на изолированные части, процессы, протекающие в нем, рассекаются на части ради «удобства» анализа. Возникающие проблемы понимаются также как изолированные явления (не системные), а ответственность за них переносится на какую-либо из частей общества. Соответственно выбираются меры воздействия на проблему. При этом системный характер проблем не учитывается, а значит результата достичь не удается.
Экономика также представляется отдельной и самодостаточной сферой. Внешне она выглядит очень рациональной. Вообще, нужно заметить, что в истории человечества первым социальным строем, идеология которого требует рациональности, стал капитализм (ранее общества опирались на мифологические, религиозные и традиционалистские основания). С самого раннего этапа формирования капиталистических отношений стал развиваться и укрепляться концепт о «личном интересе» как главной движущей силы общества и человека, а также концепты «индивидуализма», «пользы», «человека экономического», представление о человека как счетной машине и т.д.
Логика экономических (рыночных) отношений стала распространяться на все остальные сферы жизни, включая человеческие отношения и психику. С другой стороны, сама сфера экономических отношений «очищалась» как от каких-либо моральных норм, так и от религиозных, превращаясь в некий саморегулирующийся и самодостаточный механизм. Необходимо заметить, что эти тенденции подвергались критике со стороны ряда мыслителей еще в эпоху Средневековья, отмечавших и тавтологичность обоснований новой идеологии, и прочие логические ошибки, но они не могли препятствовать этому историческому процессу.
Кристиан Лаваль в книге «Человек экономический. Эссе о происхождении неолиберализма» представил очень подробное исследование определенного типа культуры мышления (антропологического основания), уходящего в далекое прошлое и, вместе с рядом других факторов исторического характера, создавшего условия для появления концепции человека экономического. 
Являясь выражением новых социально-экономических условий, новая идеология способствовала бурному развитию экономики, но имела ряд других серьезных последствий.

Общество в новой картине мира предстало как набор изолированных атомов-индивидов, наделенных «личным интересом», который сводился преимущественно к материальной (экономической) выгоде. Личный интерес одновременно является и индивидуальным мотивом к действию, властным механизмом управления («Оставленная индивидууму свобода просчитывать свой собственный интерес является фундаментальным экономическим и социальным принципом на протяжении многих веков, становясь тем самым политическим принципом власти над индивидуумом). Каждый должен просчитывать свой личный интерес и находить точки соприкосновения интересами других.

Личный интерес превратился во всеобъясняющий принцип, в самореферентную концепцию – в любых заявлениях об отсутствии в каких-то вопросах личного интереса, в каждом отказе искать личную выгоду, сторонники новой идеологии усматривали все тот же «скрытый» личный интерес. Надо также заметить, что основные понятия, такие как рациональность, целеполагание, личный интерес, индивид, выгода, польза, количественные показатели полезности – избегали серьезного анализа вплоть до появления других парадигм. Марксизм, теория систем, экологический подход, структурализм и постструктурализм позволили критически проанализировать концепцию человека экономического.

При самом ближайшем рассмотрении, понятие личного интереса создает основание для предпосылки «меня интересую я сам, мои интересы, моя корпорация, моя социальная группа, мой класс», что делает совершенно необязательным понимание «закольцованности» нашего мира. Да, в теории говориться о необходимости учитывать интересы других, но практике часто бывает по-разному.  В самой основании концепции личного интереса лежит представление (фантазия?) о том, что весь окружающий мир должен служить его удовлетворению (К. Лаваль). Помимо того, что экономическая мотивация всеми правдами и неправдами пыталась подменить собой все другие мотивы, другой серьезной проблемой является то, что сияние Личного Интереса затмевает вопрос о взаимоотношениях (один из главных аспектов системной парадигмы - это переход от объектов к отношениям).

Одним из критериев рациональности является соответствие действия цели, но часто забывается вопрос о рациональности самой цели, как и генезис всех целей и интересов, уже не говоря о последствиях (в силу закольцованности мира). Такие «рациональные» цели, как «благополучие», «развитие» и т.п., оказываются тождественными оптимизации экономических процессов и достижению экономического максимума. В настоящих условиях «рациональность прямо или косвенно сводится к «экономической» рациональности, последняя же определяется как чисто количественный способ установления максимизации/минимизациимаксимизации «продукта» при минимизации «затрат». Что же до решения о том, каким должен быть «продукт» и как таковой надлежит оценивать, его, очевидно, должен принимать правящий режим одновременно с решением вопроса о выборе «средств» и об их количественной стороне» (К. Касториадис).

Избираемые каждой культурой критерии всегда относительны и историчны, однако критическое отношение к данным вопросам часто затруднено.
Кроме того, стремление к экономической «эффективности» и «максимизации продукта» нередко создает большие проблемы для осуществления других форм социальной деятельности.


Литература

Бейтсон Г. Экология разума: Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии.
Бурдье П. Поле экономики.
Касториадис К. «Рациональность» капитализма.
Лаваль К. Человек экономический. Эссе о происхождении неолиберализма.

  • 1

социума как целого, как сложноорганизованной системы


  • 1
?

Log in

No account? Create an account